Бираги: «Еще ничего не потеряно»