Меликян: «Все решил один эпизод»